Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Джаник Файзиев: «Люди, которые ходят в кинотеатры учить историю, для меня дураки»

интервью >>

В минувший четверг на российские экраны вышла картина «Легенда о Коловрате», главным режиссером и продюсером которой выступил Джаник Файзиев. Эпическая лента о рязанском герое Евпатии Коловрате уже успела хорошо стартовать в прокате и была показана президенту РФ Владимиру Путину. Мы поговорили с Джаником Файзиевым о том, как создавалась «Легенда...», стоит ли ходить в кино, чтобы изучать историю, и с чего начинается Родина.

Джаник Файзиев: «Люди, которые ходят в кинотеатры учить историю, для меня дураки»
фото: Джаник Файзиев на премьере фильма "Легенда о Коловрате"/ЦПШ

Давно наблюдала за данным проектом и режиссер там был другой – Иван Шурховецкий, сейчас же главным режиссером «Легенды о Коловрате» названы вы.

Если вспоминать всю историю проекта, то сначала был Олег Степченко.

Еще, кажется, на стадии первого питчинга.

На том самом питчинге его спрашивали, как он собирается делать два столь сложных проекта – «Легенду о Коловрате» и «Путешествие в Китай», на что он ответил: «По скайпу». Видимо, тогдашние руководители «Легенды» (я им еще не занимался) решили, что по скайпу такой большой проект будет сложно сделать, поэтому Степченко перестал над ним работать. Подключился я, и работа пошла с начала. Иван Шурховецкий в силу личных обстоятельств не смог довести фильм до конца, но остался в титрах как режиссер подготовительного и съемочного периода. Мы занимались проектом как продюсеры, придумали его, написали. Пригласили Ивана, дали ему задание, он начал готовиться, снимать, мы его контролировали на всех стадиях, поэтому когда выяснилось, что он не может дальше работать, мы спокойно его продолжили.

Просто у нас в кино все чаще стали возникать случаи – недавний, например, был с «Конвертом», – когда молодые режиссеры начинают снимать фильм, а потом убирают свое имя из титров, заставляя старших товарищей все доделывать.

Разные причины есть. Чаще всего такое бывает на сериалах. Это связано с тем, что режиссерам не хватает либо квалификации, либо терпения, либо других качеств, чтобы довести проект до конца. Кино поэтому и называется продюсерским, потому что за финальный продукт отвечает именно продюсер. Поэтому вся система кинопроизводства – западная по крайней мере – построена так, чтобы иметь, так скажем, защиту от случайностей, чтобы вне зависимости от обстоятельств проект был завершен.

Джаник Файзиев: «Люди, которые ходят в кинотеатры учить историю, для меня дураки»
фото: Премьера фильма "Легенда о Коловрате"/ЦПШ

Что появилось на «Легенде о Коловрате» сначала – желание снять масштабный эпический фильм или рассказать историю Коловрата?

Наверное, сначала появилось поколение людей, которые интересуются историей – в частности, историей вторжения Батыя на территорию Древней Руси. Это было первым мотивом, а дальше накладывалось все остальное – интерес современной молодежи к завоеваниям прошлых лет в целом, знания и споры, в том числе фоменковские, были или не были монголы, если были, то какие. И его знаменитое утверждение о том, что вся наша история насчитывает 700 лет, давало нам возможности для большого количества маневров.

Почему же все-таки в контексте противостояния Руси и Орды был выбран Коловрат? Вот недавно министр культуры заявил, что нужен стране фильм про Козельск, например.

Мы три года назад с Андреем Рубановым написали сценарий «Легенда о злом городе» про Козельск, министр культуры его, кстати, читал. С Коловрата мы начали потому, что Рязань была первым городом, который завоевал Батый. В планах у нас, если все пройдет нормально с «Коловратом» и он понравится аудитории, создать франшизу под названием «Легенда о…», для чего мы как раз можем преобразовать «Легенду о злом городе». У нас был неплохой сценарий, который мы не запустили по каким-то причинам, о которых я уже не помню. Потом мне предложили заняться «Коловратом» и я с удовольствием на это согласился, поскольку уже был, как говорится, в теме.

Тем не менее «Легенду о Коловрате» продвигали не как историческое кино, а как фэнтези.

Мне не нравится слово «фэнтези» применительно к этому фильму, мы бы в таком случае его и назвали «Фэнтези о Коловрате». Мы же назвали его «Легенда», и это и есть его жанр. Фэнтези бывает разное, но всегда предполагает существование неких фантастических животных и волшебных сил, у нас никакого шаманства и волшебных палочек нет. У нас именно легенда – устный жанр, когда люди рассказывают что-то про прошедшие события, причем иногда это могут быть и события вчерашнего дня, слегка отшелушенные от мелких подробностей, слегка преувеличенные, со своей точки зрения.

Джаник Файзиев: «Люди, которые ходят в кинотеатры учить историю, для меня дураки»

До вас выходил фильм «Викинг», по сути его тоже можно назвать легендой?

Он по форме обращения к зрителю все-таки пытался воссоздать реальность, и это другой жанр, его нельзя назвать легендой ни при каких обстоятельствах. Это была попытка воспроизвести или воссоздать историю. Прекрасная, с изобразительной точки зрения, замечательно сделанная технически. Но это была попытка рассказать, как, по представлению авторов, жил народ во времена князя Владимира. В этом смысле картина выполнила свою задачу. Там костюмы аутентичные, декорации. Недавно слышал замечательное выражение, в подкасте девочка сказала: «Ну что это за двухметровые заборы, где они видели такие ворота крепости». Очевидно, что девочка выросла на «Властелине колец», и для нее крепость – это когда стометровая стена стоит на немыслимом склоне какого-то утеса. А то, что в те времена для того, чтобы преодолеть двухметровый забор, нужно было серьезное техническое оснащение – это ей в голову не приходило. В этом смысле в «Викинге» соблюдены все необходимые исторические, так скажем, параметры. У нас все как раз наоборот, у нас легенда: деревья толще, снег белее.

Осень красивее

И зима красивая у нас, и леса – все красивое. Мы решили не идти по пути воссоздания прямой реальности, а рассказать историю о человеческом духе. О том, как ты поведешь себя в ситуации, когда встречаешься с вызовом, многократно превышающем тебя и твои представления о самом себе. И, конечно, главной нашей целью было то, чтобы зритель, посмотревший фильм, на секунду задумался: как бы он поступил, если бы это случилось с ним.

Джаник Файзиев: «Люди, которые ходят в кинотеатры учить историю, для меня дураки»
фото: Кадр из фильма "Легенда о Коловрате"/ЦПШ

Но, вероятно, зрители, начнут предъявлять претензии по части соответствия истории.

Люди, которые ходят в кинотеатры учить историю, для меня дураки. Поэтому мне абсолютно все равно. Тем более что нас там особо упрекать не в чем с исторической точки зрения. Все так, как в летописи. Какого размера дом был у Коловрата, там не сказано, поэтому какой мы дом нарисовали, такой и будет. Единственное обстоятельство, которым мы пренебрегли ради красоты истории, – это то, что, как уверял летописец, Коловрат на момент разорения Рязани был в Чернигове. Нам просто было важно показать, что его не было дома в тот момент. Во времена «Турецкого гамбита» какой-то умелец в интернете написал, что пистолет, из которого застрелили Лествицкого, был выпущен через год после происходящих в фильме событий. И это вспомнили на одном из «круглых столов», в котором принимала участие Наталия Басовская – известный историк, чудесная женщина, великолепный ученый, чьими знаниями и талантом я восторгаюсь. Так вот она тогда сказала так: «Вы знаете, как Булат Шалвович Окуджава отвечал на подобные вопросы, когда ему предъявляли за его исторический роман? Это был опытный образец». Вот этот ответ снимает все разговоры о том, что правильно, а что – нет. Задача любого объекта искусства – находить эмоциональный контакт с аудиторией. И только после того, как такой контакт случится, у конкретного зрителя должно появиться или не появиться желание разбираться в подробностях. Историю надо изучать в библиотеке, с первоисточником, а не в театре или в кинотеатре, и даже не в художественной литературе. Кто бы не претендовал на историческую правду, это всегда очень субъективный взгляд. Дюма решил, что Ришелье был гад и сволочь, а мушкетеры – молодцы. Мы теперь все так и думаем. Кто хоть немного знает историю, понимает, что все было ровно наоборот. Было оборзевшее воинское подразделение, а Ришелье пытался их приструнить и навести порядок. Но кому какое дело сегодня, как это было. Мы читаем запоем роман и любим этих мушкетеров, которые никакого отношения к своим историческим предкам или к политическому раскладу сил не имеют.

Люди, которые начинают говорить, что не те шнурки, тогда не так стояло, это не здесь висело, – это люди, как правило, лишенные эмоциональной жизни. Таких очень много. Существует психологический диагноз – человек, лишенный сострадания. Такие люди не обладают эмпатией от природы. Они лишены понимания того, что в тот или иной момент могут просто волноваться за героя, поэтому механически все разглядывают. Важно признать, что искусство не для этих людей. Они получают удовольствие от фактов, цифр. Я знал одного математика, который с влюбленными глазами читал книжку с формулами, как большие любители поэзии читают стихи, – я не мог в это поверить. Я не вступаю в диалог с людьми, которые начинают говорить: «Вот у вас повязка была на правой руке, а стала на левой». Это все равно как прийти в музей изобразительных искусств, подойти к картинам и сказать, что тут все неровное, масло кусками лежит и тому подобное. Есть люди, для которых эмоциональное соучастие закрыто. И надо признать, что в этом наше большое различие. Еще, конечно, не стоит забывать о ситуации, в которой человек соприкасается с произведением искусства. От настроя зрителя очень сильно зависит, найдет он созвучие или нет. Это не объективная вещь, не таблетка, которая на уровне биохимии воздействует на организм.



Хотелось бы, чтобы вы немного рассказали о создании вашей «Легенды». Это практически первый фильм, где почти все снято на хромакей, в павильоне. Почему вы решили не выезжать на натуру?

Когда мы говорим о прошлом, мы часто слышим, что сметана была слаще, деревья больше, волки рьянее. Правда это или нет – не знает никто. Когда мы приняли решение, что делаем легенду, то поняли, что это кино должно быть красивое – именно с точки зрения сегодняшнего человека. Было понятно, что сегодня для того, чтобы снять красивый, настоящий, первозданный лес средней полосы России, нам надо будет уехать куда-то в глушь, куда не ступала нога человека. И чисто технически мы могли а) не найти таких мест, б) с учетом того, что длина светового дня зимой три часа с небольшим, производство могло затянуться на долгие годы. Поэтому мы приняли единственно возможное решение – создать управляемый процесс, чтобы эта картина была нарисована.

Главную роль у вас играет дебютант Илья Малаков. Не хотелось вам взять на роль Евпатия медийного, так скажем, актера?

Изначально я хотел, чтобы актер был молодой, не сильно старше 30-ти. У нас в этом возрасте почти нет медийных актеров. Мне хотелось, чтобы это была история молодого человека, а не какого-то сформировавшегося богатыря. Меня в Рязани, кстати, спрашивали, мол, не хлипковат ли ваш Евпатий для богатыря. И я понимаю, что люди, задающие такой вопрос, даже не отдают себе отчет в том, что у них такое мультипликационное представление об истории. Если вы когда-то бывали в деревнях и видели местных силачей, то все они не «косая сажень в плечах», а то, что в народе называется кряжистый мужик, потому что, чисто с физиологической точки зрения, обилие мышечной массы совершенно не означает силу. В природе не бывает фигурных кубиков. Я видел настоящих силачей, которые делали невероятные вещи: руками гвозди выдирали из досок, подковы гнули, быков поднимали. Это крепкие, немножко с пузиком, почти всегда дядьки, такие «батончики» – костистые кряжистые мужики с хорошим плечевым поставом. Мне хотелось, чтобы наш герой был даже немножко субтильным, юный. С таким человеком себя легче ассоциировать. Он выглядит, как обычный мальчик, которого можно встретить в метро, познакомиться с ним. И я думаю, что многие девушки будут примерять, хотели бы они создать с ним семью и родить от него детей. Мне бы хотелось, чтобы на этот вопрос девушки отвечали утвердительно, чтобы именно за таких мальчиков, которые хранят верность и ради семьи готовы на все, выходили замуж.

Джаник Файзиев: «Люди, которые ходят в кинотеатры учить историю, для меня дураки»
фото: Илья Малаков на премьере фильма "Легенда о Коловрате"/ЦПШ

Роль рязанского князя у вас играет Алексей Серебряков, который, кажется, в последнее время не снимался в больших зрительских проектах, предпочитая авторские фильмы. Легко ли он согласился на участие в «Легенде о Коловрате»?

Он согласился сразу, прочитал сценарий, сказал, что давно не читал таких хороших сценариев, что ему нравится вся история, нравится очень роль. И я в благодарность за его хороший отзыв спросил: «Скажи, как ты хочешь умереть?» В летописи не сказано, как умер рязанский князь. Серебряков попросил подумать, а потом позвонил и сказал, что хочет, чтобы его конями рвали и одновременно почти стреляли из лука. Вот как он сказал – так его смерть и сняли.

Насколько в фильме важны женские образы? В последнее время все чаще женские героини в больших российских фильмах уходят на второй план, у вас же получилось иначе.

Помните, была чудесная песенка «С чего начинается Родина». Там первая строчка была «с картинки в твоем букваре». Вот для меня Родина начинается с маминого голоса, а затем стоит любимая женщина. Женщина не может быть на втором плане, даже если ее нет в кадре, потому что когда мы говорим о доме, уюте, будущем, мы всегда невольно подразумеваем женщину, любимого человека, детей. Поэтому женские образы не просто важны, без них никак, они, как воздух.

Джаник Файзиев: «Люди, которые ходят в кинотеатры учить историю, для меня дураки»
фото: Кадр из фильма "Легенда о Коловрате"/ЦПШ

Тем не менее это редкость в нашем кино – в отличие от Голливуда, где все феминизируется.

Мы – страна проигравшего феминизма, потому что американским женщинам не снилась роль и ответственность, которая лежала традиционно на женщинах, живущих на территории бывшего Советского Союза. С 1917 года беспрерывно шли войны, беспрерывно гибли мужики, женщинам чаще всего в одиночестве приходилось растить детей, строить дома, держать страну, поддерживать экономику, управлять всей частью жизни, за которую отвечают женщины, и брать на себя практически все обязанности мужчин. Наконец наступил короткий период после Второй мировой войны и началом Афганистана, когда снова началась война, когда женщины поняли, что им эта роль надоела. Поэтому у нас есть праздник 8 марта, поэтому у нас единственная, наверное, страна, если сравнивать с Европой, где мужчины еще встают, когда женщины входят в комнату, подают женщинам пальто, руку. Не все, не всегда, но тем не менее. И женщины часто обижаются, когда этого не происходит. И женщины часто подчеркивают, что они хотели бы, чтобы к ним относились, как к женщинам. Все разговоры о феминизме, которые есть в Америке, возникают ровно потому, что они ничего этого не знают и не видели. И им кажется, что это сексизм, когда мужчина лишний раз посмотрел на твою фигуру или, не дай бог, заглянул в декольте. Хотя я никогда не понимал, зачем носить декольте, если тебе не нравится, что кто-то в него смотрит. Наши девушки обижаются, если они красиво оделись, а им никто не сделал комплимент, даже расстраиваются. Я когда еще в школе учился, мне одна девочка-одноклассница сказала: «У меня сегодня плохой день. Я так красиво оделась, ехала в трамвае, а ко мне никто не пристал».

Но это уже тоже крайность.

Да нет. Она была юная девушка, хороша собой. Речь шла только о том, что ей нравится мужское внимание. Но мужское внимание проявляется как? Мужчина пытается с дамой заговорить – кто-то более умело это делает, кто-то менее. Но галочку женщина внутри себя ставит: «Меня пытались сегодня склеить».

Отвлеклись мы уже немножко от «Коловрата».

Ну вы сами затронули эту тему. Я-то вообще хотел сказать, что главные герои нашего фильма – женщины.

Джаник Файзиев: «Люди, которые ходят в кинотеатры учить историю, для меня дураки»
фото: Джаник Файзиев на премьере фильма "Легенда о Коловрате"/ЦПШ

Какие перед вами как перед продюсером стоят задачи на «Легенде о Коловрате». Что вы будете считать успехом в прокате?

Если мы вернем деньги, которые потратили на фильм. Сегодня никто не делает прогнозов по поводу проката, потому что никто не понимает, как публика отреагирует на тот или иной фильм. У нас есть часть денег невозвратных, примерно 50 млн возвратных, и есть часть собственных средств. Вот если мы вернем деньги, которые вложили и возвратные, я буду считать, что это большой успех.

Примерно год прошел после того, как вы объявили о создании «Киностудии КИТ». Сейчас у вас довольно большой пакет проектов: выходит «Легенда», планируется «Рубеж», есть много сериалов, в том числе большой российской-турецкий проект. Довольны ли вы первым годом работы студии?

В исторических книжках есть такое замечание: все военачальники обожают начало сражений, потому что все идет по плану. Я, конечно, доволен. Мы взяли гигантский старт.

И по количеству, и по масштабам проектов. Многие компании сейчас не рискуют вкладываться в такие большие проекты. А вы в практически самый кризисный год рискнули.

Известный закон бизнеса – лучше всего входить на рынок, когда все внизу. Сейчас действительно очень трудный период для экономики и индустрии в целом, поэтому мы посчитали, что сейчас самое время начать наращивать обороты, потому что мы все верим, что через несколько лет жизнь наладится. Не бывает же дно бесконечным. Как только начнет появляться вода, расти благосостояние, у меня есть ощущение, что наша работа станет более приятной, значимой и легкой. Поэтому чем больше мы сейчас наберем оборотов, тем сильнее мы наработаем производственный мускул и будем готовы уже к цветущим временам.

Джаник Файзиев: «Люди, которые ходят в кинотеатры учить историю, для меня дураки»
фото: Премьера фильма "Легенда о Коловрате"/ЦПШ

Есть ли у вашей компании предпочтение по жанрам? Например, когда создавался Yellow, black and white они заняли нишу комедийных сериалов и до сих в общем вполне неплохо работают в этом жанре. Вы подобные задачи ставите перед собой?

Я верю, что независимо от жанра любой качественно сделанный продукт получит свою аудиторию. У нас страшный дефицит на рынке, спрос сильно превышает предложение. Поэтому что бы мы ни сделали – в детективе, хорроре, комедии, трагедии, эпосе – если это будет сделано качественно и хорошо, еще несколько лет нас за это будут любить. Мы не стараемся бегать за трендами, да и не умеем. Я в юности, например, был клоуном, и с удовольствием бы делал комедии, но в какой-то момент пошел по другому пути. Сейчас все комедиографы живут вокруг ТНТ и СТС, выманить их оттуда довольно сложно, потому что они там прилично зарабатывают, им нравится ниша, которую они заняли. Писать комедийный сценарий для кино в сотни тысяч раз труднее, чем писать ситкомы и скетчи. А предложить авторам финансовую альтернативу мы пока не в состоянии.

Вы всегда были активны в киноиндустрии и пытались создавать что-то новое. Вот выходит «Легенда о Коловрате», вы еще занимаетесь «Вратарем Галактики», у вас есть КИТ с множеством различных проектов, хоррор «Озеро мертвых: Русалка». Как вам удается это все совмещать и делаете ли вы для себя внутренние различия между проектами?

Мне недавно Федя Бондарчук этот вопрос задал: «Когда ты все успеваешь?» Я на него посмотрел и сказал: «Федор Сергеевич, у меня к тебе есть один вопрос. Когда ты все успеваешь?» Он ответил, что не знает. Вот и я не знаю. Меня бабушка учила, что мужчина должен много работать. Я честно всю свою жизнь много работаю. У меня была страшная трагедия, когда я однажды в магазине увидел диск «Дневник Бриджит Джонс» и там в аннотации было написано: «Жизнь с трудоголиком практически такая же, что и жизнь с алкоголиком, – невыносимая». В эту секунду разрушились мои главные жизненные ориентиры. В просторечии я, наверное, трудоголик. Не потому, что я не могу жить без работы, а потому, что я, правда, считаю, что если ты хочешь чего-то добиться, хочешь, чтобы у тебя что-то получилось, ты должен работать. Я работаю по 18 часов в сутки, без выходных. Но мне, например, не повезло в жизни – я не умею спать три часа. Люди, достигшие больших высот в серьезном бизнесе, – это, как правило, люди, которые спят по три часа от природы. И эти пять часов разницы между жизнью нормального человека и такого дают гигантское преимущество. Мне приходится спать мало, но я должен балансировать все время. Все остальное время я работаю, но считаю, что не все успеваю, хотелось бы больше. Я бы, например, не бросал преподавание. Тогда я поставил над собой эксперимент. Меня никто не учил, я никогда не учился академически. Я сформулировал некоторые принципы преподавания, и теперь, глядя на своих ребят, понимаю, что я в состоянии нормального развитого человека, не обязательно талантливого, научить делать фильмы среднего уровня. А это залог здоровья индустрии. Но сейчас времени на преподавание нет совсем.

Джаник Файзиев: «Люди, которые ходят в кинотеатры учить историю, для меня дураки»
фото: Джаник Файзиев на премьере фильма "Легенда о Коловрате"/ЦПШ

Скучаете по этой сфере деятельности?

Не могу сказать, что скучаю. Это тяжелейшая работа. Потому что ты все время думаешь – отругать его или нет, что сказать, чтобы тебя поняли, как направить, надо ли давить, сам пусть стукнется и расшибет себе лоб или предостеречь. И об этом думаешь 24 часа в сутки. Когда меня уговаривали набрать курс, меня взяли на «слабо» одной фразой: «Ну как вам не стыдно, вы что, не найдете два часа два раза в неделю, чтобы с молодежью поговорить?» Мне так стало стыдно, неужели я действительно не найду два часа два раза в неделю. На первой же лекции выяснилось, что она длится 12 часов, и вообще не собирается заканчиваться. Работа остановилась, жизнь остановилась, бизнесы стали страдать, кино перестало делаться, поэтому пришлось отказаться пока от преподавания.

Следите за судьбой своих выпускников?

Стараюсь.

Кто-то работает с вами?

Пока нет, но мы готовимся.

Расскажите, на каком этапе сейчас ваш следующий большой режиссерский проект «Вратарь Галактики»?

Съемки закончены, идет монтаж и продолжается подготовка компьютерной графики. Она идет уже почти год, нужно было писать программы. Сейчас мы выходим на прямую, когда техническая подготовка завершена и начинается наконец творческий процесс. Если все будет нормально, в наших планах завершить кино к концу 2018 года.

Маша Токмашева
Подписаться на рассылку новостей

обсуждение >>

№ 18
альмира бигеева (салават)   9.12.2017 - 20:04
понравилось кредо дж.файзиева.-формирование эмоционального соучастия.хотелось добавить -войны были всегда .не только с 1917г.в19 в.10 войн.1805-07.1804-13.1806-12.1808-09.1812-1814.1826-28.1828-29.1817-64.1853-56.1877-78.как... читать далее>>
№ 17
HAYK (Erevan)   7.12.2017 - 08:09
И ни слово про композитора Сержа Танкяна... читать далее>>
№ 16
nehochuha (москва)   5.12.2017 - 12:37
Ну, а чо? Даже историки зачастую между собой договориться не могут и что ж теперь?! кина не снимать что ли? читать далее>>
№ 15
Что вижу то пою (Красные Булдыганы)   5.12.2017 - 08:52
... Стереотипы как раз у вас. Потому что и математики, и шахматисты "в обычной жизни" - самые разные люди. Так же, как самыми разными могут быть и врачи, инженеры, историки, биологи и даже... читать далее>>
№ 14
Падпараджа (Москва)   4.12.2017 - 18:11
... а денег то жалко! а берегов то не знаемо! посему и будем душонку изливать в интервью. Да, таковы взгляды современного режиссёра, приятно познакомиться, мы давно подозревали, вот доказательства)))... читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

притча, трагикомедия
Россия, 2017
биография, драма, исторический фильм, экранизация
Великобритания, США, 2017
комедия
Франция, 2017
комедия, семейное кино
Россия, 2017
драма, социальная драма
Россия, 2017
боевик, научная фантастика, приключения, фэнтези
США, 2017
драма, комедия
Франция, 2016
мистика, фильм ужасов
Канада, США, 2016
все фильмы в прокате >>