Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Убедительная просьба подписываться благозвучными именами и отправлять содержательные сообщения, которые будет интересно читать другим посетителям.
Пожалуйста, соблюдайте правила нашего форума
  • запрещено обсуждение политики, классовых, религиозных и национальных вопросов;
  • запрещено обсуждение личной жизни публичных людей;
  • запрещено использование в сообщениях нецензурных слов, брани, выражений, оскорбительных для других посетителей;
  • запрещена публикация сообщений, содержащих ссылки на "пиратский" контент (фильмы, музыка и т.п.);
  • запрещено отправлять сообщения под разными именами с одного компьютера;
  • запрещено обсуждение действий модераторов;
  • запрещено повторять удаленные сообщения.

Войти через Facebook     Войти через Вконтакте



Ж
К
П
З
цит
url
e-mail
спойлер


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 74 >

5156
Риманта   24.02.2018 - 00:05
У великолепного киргизского писателя Мара Байджиева есть повесть, в которой парень из аула решил стать артистом. Дело происходило в 50х годах. Он обманул родителей, что едет поступать в строительный институт для того, чтобы потом строить большие дома, а сам поступил в театральный. Когда дома он признался в этом, начался большой скандал. Отец, простой труженик, был вне себя, он кричал: О горе мне, люди! Сын обманул меня! Он сказал, что едет учиться строить большие дома, но оказалось, что он решил выучиться на маскарапоса! Он хочет мазать свое лицо красной глиной и веселить уставших после работы людей!.. Да, казалось бы смешно. Но в этих словах простого крестьянина заключена великая сермяжная правда. Никогда профессия актера либо актрисы не была престижной. Вспомним презрительное:"актриска" - о лживой женщине, о притворщице. Хоронили их за церковной оградой. Считалось, что все актеры- алкаши, а актрисы- легкого поведения. Да, простой киргиз прав- нужны маскарапосы для того, чтобы ВЕСЕЛИТЬ УСТАВШИХ ПОСЛЕ РАБОТЫ ЛЮДЕЙ. Конечно, мы чтим своих великих актеров советского периода, и в то время мне в страшном сне не привиделось бы ассоциировать их с отрывком из этой повести. А вот теперь я частенько вспоминаю его. Вдруг маскарапосы стали людьми номер один. Вдруг маскарапосы стали иметь яхты, лимузины, особняки с бассейнами и какие-то нереальные бабки. А самое интересное, что маскарапосы стали вдруг совестью нации, ветхозаветными мудрецами, провидцами и гуру. Маскарапосы учат как жить, как воспитывать детей, как надо и не надо что-либо делать. Маскарапосы оккупировали все ТВ, там они интервьюируют друг друга, развлекаются, везде участвуют. Маскарапосы стали наипервейшими критиками всего происходившего и происходящего. А ведь это полная ерунда. Дело маскарапосов- просто развлекать людей. Которые работали, трудились, делали что-то действительно нужное и полезное, устали и имеют право на то, чтобы маскарапосы их развлекли. Вот о чем сейчас почему-то забыли.
5155
Фиолет (Москва)    23.02.2018 - 22:40
["Свеча горела..." О будущем литературы. >>]Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду.

— Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы?

Андрей Петрович вгляделся в экран видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, галстук. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло под сердцем, объявление он вывешивал в сеть лишь по привычке. За десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, ещё двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а один попутал литературу с лигатурой.

— Д-даю уроки, — запинаясь от волнения, сказал Андрей Петрович. — Н-на дому. Вас интересует литература?
— Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Позвольте узнать, каковы условия.
«Задаром!» — едва не вырвалось у Андрея Петровича.
— Оплата почасовая, — заставил себя выговорить он. — По договорённости. Когда бы вы хотели начать?
— Я, собственно… — собеседник замялся.
— Первое занятие бесплатно, — поспешно добавил Андрей Петрович. — Если вам не понравится, то…
— Давайте завтра, — решительно сказал Максим. — В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а потом свободен до двух.
— Устроит, — обрадовался Андрей Петрович. — Записывайте адрес.
— Говорите, я запомню.

В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил по крошечной комнате, почти келье, не зная, куда девать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать лет он жил на нищенское пособие. С того самого дня, как его уволили.

— Вы слишком узкий специалист, — сказал тогда, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Мы ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш предмет, увы. Скажите, вы не хотите переучиться? Стоимость обучения лицей мог бы частично оплатить. Виртуальная этика, основы виртуального права, история робототехники — вы вполне бы могли преподавать это. Даже кинематограф всё ещё достаточно популярен. Ему, конечно, недолго осталось, но на ваш век… Как вы полагаете?

Андрей Петрович отказался, о чём немало потом сожалел. Новую работу найти не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи один за другим переквалифицировались кто во что горазд. Пару лет он обивал пороги гимназий, лицеев и спецшкол. Потом прекратил. Промаялся полгода на курсах переквалификации. Когда ушла жена, бросил и их.

Сбережения быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Потом продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся от мамы, за ним вещи. А затем… Андрея Петровича мутило каждый раз, когда он вспоминал об этом — затем настала очередь книг. Древних, толстых, бумажных, тоже от мамы. За раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что граф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.

В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных по десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Пастернак… Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрей Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.

«Если этот парень, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая от стены к стене, — если он… Тогда, возможно, удастся откупить назад Бальмонта. Или Мураками. Или Амаду».
Пустяки, понял Андрей Петрович внезапно. Неважно, удастся ли откупить. Он может передать, вот оно, вот что единственно важное. Передать! Передать другим то, что знает, то, что у него есть.

Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту.
— Проходите, — засуетился Андрей Петрович. — Присаживайтесь. Вот, собственно… С чего бы вы хотели начать?
Максим помялся, осторожно уселся на край стула.
— С чего вы посчитаете нужным. Понимаете, я профан. Полный. Меня ничему не учили.
— Да-да, естественно, — закивал Андрей Петрович. — Как и всех прочих. В общеобразовательных школах литературу не преподают почти сотню лет. А сейчас уже не преподают и в специальных.
— Нигде? — спросил Максим тихо.
— Боюсь, что уже нигде. Понимаете, в конце двадцатого века начался кризис. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и читать стало некогда их детям. Ещё более некогда, чем родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Игры. Всякие тесты, квесты… — Андрей Петрович махнул рукой. — Ну, и конечно, техника. Технические дисциплины стали вытеснять гуманитарные. Кибернетика, квантовые механика и электродинамика, физика высоких энергий. А литература, история, география отошли на задний план. Особенно литература. Вы следите, Максим?

— Да, продолжайте, пожалуйста.

— В двадцать первом веке перестали печатать книги, бумагу сменила электроника. Но и в электронном варианте спрос на литературу падал — стремительно, в несколько раз в каждом новом поколении по сравнению с предыдущим. Как следствие, уменьшилось количество литераторов, потом их не стало совсем — люди перестали писать. Филологи продержались на сотню лет дольше — за счёт написанного за двадцать предыдущих веков.
Андрей Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.

— Мне нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Я осознаю, что процесс закономерный. Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Но вот дети, вы понимаете… Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим!
— Я сам пришёл к такому выводу, Андрей Петрович. И именно поэтому обратился к вам.
— У вас есть дети?
— Да, — Максим замялся. — Двое. Павлик и Анечка, погодки. Андрей Петрович, мне нужны лишь азы. Я найду литературу в сети, буду читать. Мне лишь надо знать что. И на что делать упор. Вы научите меня?
— Да, — сказал Андрей Петрович твёрдо. — Научу.

Он поднялся, скрестил на груди руки, сосредоточился.
— Пастернак, — сказал он торжественно. — Мело, мело по всей земле, во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела…

— Вы придёте завтра, Максим? — стараясь унять дрожь в голосе, спросил Андрей Петрович.
— Непременно. Только вот… Знаете, я работаю управляющим у состоятельной семейной пары. Веду хозяйство, дела, подбиваю счета. У меня невысокая зарплата. Но я, — Максим обвёл глазами помещение, — могу приносить продукты. Кое-какие вещи, возможно, бытовую технику. В счёт оплаты. Вас устроит?
Андрей Петрович невольно покраснел. Его бы устроило и задаром.
— Конечно, Максим, — сказал он. — Спасибо. Жду вас завтра.

— Литература – это не только о чём написано, — говорил Андрей Петрович, расхаживая по комнате. — Это ещё и как написано. Язык, Максим, тот самый инструмент, которым пользовались великие писатели и поэты. Вот послушайте.

Максим сосредоточенно слушал. Казалось, он старается запомнить, заучить речь преподавателя наизусть.
— Пушкин, — говорил Андрей Петрович и начинал декламировать.
«Таврида», «Анчар», «Евгений Онегин».
Лермонтов «Мцыри».
Баратынский, Есенин, Маяковский, Блок, Бальмонт, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Высоцкий…
Максим слушал.
— Не устали? — спрашивал Андрей Петрович.
— Нет-нет, что вы. Продолжайте, пожалуйста.

День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой неожиданно появился смысл. Поэзию сменила проза, на неё времени уходило гораздо больше, но Максим оказался благодарным учеником. Схватывал он на лету. Андрей Петрович не переставал удивляться, как Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в язык гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, чем в предыдущий.

Бальзак, Гюго, Мопассан, Достоевский, Тургенев, Бунин, Куприн. Булгаков, Хемингуэй, Бабель, Ремарк, Маркес, Набоков. Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый. Классика, беллетристика, фантастика, детектив. Стивенсон, Твен, Конан Дойль, Шекли, Стругацкие, Вайнеры, Жапризо.

Однажды, в среду, Максим не пришёл. Андрей Петрович всё утро промаялся в ожидании, уговаривая себя, что тот мог заболеть. Не мог, шептал внутренний голос, настырный и вздорный. Скрупулёзный педантичный Максим не мог. Он ни разу за полтора года ни на минуту не опоздал. А тут даже не позвонил. К вечеру Андрей Петрович уже не находил себе места, а ночью так и не сомкнул глаз. К десяти утра он окончательно извёлся, и когда стало ясно, что Максим не придёт опять, побрёл к видеофону.

— Номер отключён от обслуживания, — поведал механический голос.

Следующие несколько дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги не спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрей Петрович полтора года не вспоминал. Обзвонить больницы, морги, навязчиво гудело в виске. И что спросить? Или о ком? Не поступал ли некий Максим, лет под тридцать, извините, фамилию не знаю?

Андрей Петрович выбрался из дома наружу, когда находиться в четырёх стенах стало больше невмоготу.

— А, Петрович! — приветствовал старик Нефёдов, сосед снизу. — Давно не виделись. А чего не выходишь, стыдишься, что ли? Так ты же вроде ни при чём.
— В каком смысле стыжусь? — оторопел Андрей Петрович.
— Ну, что этого, твоего, — Нефёдов провёл ребром ладони по горлу. — Который к тебе ходил. Я всё думал, чего Петрович на старости лет с этой публикой связался.
— Вы о чём? — у Андрея Петровича похолодело внутри. — С какой публикой?
— Известно с какой. Я этих голубчиков сразу вижу. Тридцать лет, считай, с ними отработал.
— С кем с ними-то? — взмолился Андрей Петрович. — О чём вы вообще говорите?
— Ты что ж, в самом деле не знаешь? — всполошился Нефёдов. — Новости посмотри, об этом повсюду трубят.

Андрей Петрович не помнил, как добрался до лифта. Поднялся на четырнадцатый, трясущимися руками нашарил в кармане ключ. С пятой попытки отворил, просеменил к компьютеру, подключился к сети, пролистал ленту новостей. Сердце внезапно зашлось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива под снимком расплывались перед глазами.

«Уличён хозяевами, — с трудом сфокусировав зрение, считывал с экрана Андрей Петрович, — в хищении продуктов питания, предметов одежды и бытовой техники. Домашний робот-гувернёр, серия ДРГ-439К. Дефект управляющей программы. Заявил, что самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил бороться. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. От хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения… По факту утилизирован…. Общественность обеспокоена проявлением… Выпускающая фирма готова понести… Специально созданный комитет постановил…».

Андрей Петрович поднялся. На негнущихся ногах прошагал на кухню. Открыл буфет, на нижней полке стояла принесённая Максимом в счёт оплаты за обучение початая бутылка коньяка. Андрей Петрович сорвал пробку, заозирался в поисках стакана. Не нашёл и рванул из горла. Закашлялся, выронив бутылку, отшатнулся к стене. Колени подломились, Андрей Петрович тяжело опустился на пол.

Коту под хвост, пришла итоговая мысль. Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота.

Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил.

Андрей Петрович, превозмогая ухватившую за сердце боль, поднялся. Протащился к окну, наглухо завернул фрамугу. Теперь газовая плита. Открыть конфорки и полчаса подождать. И всё.

Звонок в дверь застал его на полпути к плите. Андрей Петрович, стиснув зубы, двинулся открывать. На пороге стояли двое детей. Мальчик лет десяти. И девочка на год-другой младше.
— Вы даёте уроки литературы? — глядя из-под падающей на глаза чёлки, спросила девочка.
— Что? — Андрей Петрович опешил. — Вы кто?
— Я Павлик, — сделал шаг вперёд мальчик. — Это Анечка, моя сестра. Мы от Макса.
— От… От кого?!
— От Макса, — упрямо повторил мальчик. — Он велел передать. Перед тем, как он… как его…

— Мело, мело по всей земле во все пределы! — звонко выкрикнула вдруг девочка.
Андрей Петрович схватился за сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку.
— Ты шутишь? — тихо, едва слышно выговорил он.

— Свеча горела на столе, свеча горела, — твёрдо произнёс мальчик. — Это он велел передать, Макс. Вы будете нас учить?
Андрей Петрович, цепляясь за дверной косяк, шагнул назад.
— Боже мой, — сказал он. — Входите. Входите, дети.

Майк Гелприн. «Свеча горела»
5154
Белогорец. (Белогорск)    18.02.2018 - 21:21
№5150 Риманта
А в чем разница между книжками и книгами? В полноте и курпулентности? Или почетным словом Книга можно назвать исключительно МиМ и Анну каренинину?:)
...
Эй,кто ни будь-сказал бармен.-А как будет литературное произведение из семи букв?"Книжка",что ли...
5153
Риманта   17.02.2018 - 12:45
Огромное спасибо модераторам за создание этой темы. Я была исключительно рада ее появлению.
5152
Риманта   17.02.2018 - 12:35
А вот это уже вкусовщина. И никто, надеюсь, не возмет на себя право определять это наличие и отсутствие. Кому-то Анна к. кажется образцом худ. вкуса, мне же она не нужна даром. Я находила то, что задевало струны моей души, в других книгах.
№5151 larisssa
...
Разница в наличии/отсутствии художественной ценности произведения.
5151
larisssa   17.02.2018 - 12:00
№5150 Риманта
А в чем разница между книжками и книгами? В полноте и курпулентности? Или почетным словом Книга можно назвать исключительно МиМ и Анну каренинину?:)
...
Разница в наличии/отсутствии художественной ценности произведения.
5150
Риманта   17.02.2018 - 11:58
А в чем разница между книжками и книгами? В полноте и курпулентности? Или почетным словом Книга можно назвать исключительно МиМ и Анну каренинину?:)
№5149 larisssa
...
Это случилось в июне 2017-го. Из-за случайного упоминания "Му-му".

На странице фильма "Жестокий романс" стихийно возникла ассоциативная цепь из сообщений, пародирующих образы Лермонтова и Пушкина в городской скульптуре (памятниках). Так и понеслось. Модераторы сгруппировали этот коллективный экспромт в отдельную тему под условным наименованием "О литературе". Хотя тема, в общем, - о книжках. (Не о книгах).
5149
larisssa   17.02.2018 - 11:40
№5148 Т-татьян@
...
Я никак не могу понять, для чего была открыта эта тема.
Здесь каждый пишет о всех своих любимых писателей, причем часто без привязки к кино.
Это случилось в июне 2017-го. Из-за случайного упоминания "Му-му".

На странице фильма "Жестокий романс" стихийно возникла ассоциативная цепь из сообщений, пародирующих образы Лермонтова и Пушкина в городской скульптуре (памятниках). Так и понеслось. Модераторы сгруппировали этот коллективный экспромт в отдельную тему под условным наименованием "О литературе". Хотя тема, в общем, - о книжках. (Не о книгах).
5148
Т-татьян@   17.02.2018 - 10:58
№5147 Фиолет
Писатели о кино. У Татьяны Толстой есть эссе под названием "Крутые Горки", посвященное фильму Александра Сокурова "Телец", и еще два очерка о фильме Алексея Германа "Хрусталёв, машину!" - "Сахар и пар. Последняя зима. Неевклидово кино - 1." и "Пар в коридорах. Бесконечная жалость. Неевклидово кино - 2". Я сама очень неоднозначно отношусь к этим фильмам, причем отдаю должное этим незаурядным режиссерам, но.., но.., но... И надо сказать, что трактовка Татьяны Никитичны несколько примирила меня с происходящим на экране.
Фиолет, извините.
Но этот пост больше подходит к теме "Литературное творчество деятелей кино".
Пусть Толстая и не деятель кино, но она о кино пишет.
В теме "О литературе" эта информация потеряется.
Я никак не могу понять, для чего была открыта эта тема.
Здесь каждый пишет о всех своих любимых писателей, причем часто без привязки к кино.
А вот обсуждение, напр. по экранизациям какого-либо одного писателя никак не получается.
сообщение было отредактировано в 11:38
5147
Фиолет (Москва)    17.02.2018 - 01:38
Писатели о кино. У Татьяны Толстой есть эссе под названием "Крутые Горки", посвященное фильму Александра Сокурова "Телец", и еще два очерка о фильме Алексея Германа "Хрусталёв, машину!" - "Сахар и пар. Последняя зима. Неевклидово кино - 1." и "Пар в коридорах. Бесконечная жалость. Неевклидово кино - 2". Я сама очень неоднозначно отношусь к этим фильмам, причем отдаю должное этим незаурядным режиссерам, но.., но.., но... И надо сказать, что трактовка Татьяны Никитичны несколько примирила меня с происходящим на экране.
5146
Белогорец. (Белогорск)    17.02.2018 - 00:14
№5139 Риманта
Да. Кстати, этот сюжет- бутыль с нитроглицерином, не раз использовался в разных фильмах. Мне, к примеру, понравился про террористку Иванову с Марией Шукшиной и Серебряковым. Видела?
...
До изобретения,не открытия,Нобелем динамита нитроглицерин или как его ещё называли террористы гремучий студень,был единственной взрывчаткой.Да собственно и динамит,это природный абсорбент нитроглицерина.Например в Русско-турецкую войну в Болгарии уже и винтовки были,и телеграф,и пушки казнозарядные,а разрывной заряд в снарядах как при Полтавской баталии был из чёрного пороха.Не зря весь мир следил за Русско-Японской войной.Ибо это была первая крупная война с применением с двух сторон бездымного пороха и артиллерии со снарядами снаряжёнными взрывчаткой.
5145
Т-татьян@   12.02.2018 - 08:30
Раз разговор о связи литературы и кинематографа перешёл в несколько иную плоскость - литературное творчество актеров и режиссеров, то может быть стоит упомянуть, что многие актёры написали мемуары о своем жизненном пути. Белогорец, я с Вами согласна, что их нельзя за одну-две книги называть писателями, но а если Эльдар Рязанов - автор нескольких книг и писал стихи. У Евгения Весника около десятка книг. Книги Людмилы Гурченко выходили несколько раз. А Марина Влади, кроме мемуаров, написала несколько художественных книг, в том числе роман "Мой вишневый сад". Или может быть открыть для этого отдельную тему, где каждый может высказаться о литературном творчестве каждого актера или режиссера? Потому что таких книг очень много. Если только я буду перечислять книги, которые есть в моей домашней библиотеке, это будет около 20 книг.
5144
Т-татьян@   12.02.2018 - 02:17
№5143 Белогорец.
... "И всё-таки орешник зеленеет" мне очень понравился.Кстати актриса Милен Демонжо,по маме Трубникова,сыгравшая невесту Фандора в "Фантомасе" и Миледи в "Трёх мушкетёрах" была невесткой Сименона.
И как сама говорила в интервью, что общение с писателем побудило её саму заняться литературой. Давно ищу книгу Демонжо "Харьковская сирень", которая выходила на русском языке в Харькове.
5143
Белогорец. (Белогорск)    11.02.2018 - 23:41
№5126 hanae_mori
А кто нибудь читал Жоржа Сименона? Моя любимая книга "Он приехал в день поминовения".
"И всё-таки орешник зеленеет" мне очень понравился.Кстати актриса Милен Демонжо,по маме Трубникова,сыгравшая невесту Фандора в "Фантомасе" и Миледи в "Трёх мушкетёрах" была невесткой Сименона.
5142
hanae_mori (Москва)    11.02.2018 - 23:01
№5141 Риманта
Хороший фильм, душевный.
...
Это прокурорша её засадила. В какой то момент прямо озверела. Типа вся такая принципиальная.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 74 >
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
25 февраля
Россия 1
26 февраля
НТВ
2 марта
ТВЦ
3 марта
НТВ
3 марта
Россия 1